Медицина на «Медузе»! Зачем?

  1. Нам страшно не нравится, как по-русски пишут и разговаривают про медицину. Вместо фактов и доказательств мы опираемся на мифы и традиции, большинство из которых давно опровергнуто исследованиями.
  2. У нас дикое отношение к медицине — хорошим считается тот врач, который назначит больше лекарств, в аптеках без рецепта продают антибиотики (привет, супербактерии) и лжелекарства, а в нескольких регионах много лет гуляет эпидемия ВИЧ. Мы — и многие наши врачи — практически ничего не знаем о современной медицине.
  3. Мы встретили человека, который умеет рассказывать о том, что такое современная медицина — это Дарья Саркисян, автор телеграм-паблика «Намочи Манту» (а также автор всего того, что написано дальше).
  4. Даша пришла к нам 2 месяца назад, и кажется, прошло достаточно времени, чтобы объяснить, по какому принципу пишутся эти тексты — тем более что тема довольно болезненная (во всех смыслах).

Потому что мы придерживаемся принципов доказательной медицины, и эти принципы часто противоречат тому, что в России привыкли думать про медицину. Доказательная медицина — это не один из видов медицины (вроде восточной или альтернативной), а практика, в которой решения принимаются на основе исследований, проведенных по определенным правилам. Исследования могут что-то доказать, опровергнуть, поставить под сомнение, или показать, что предмет нужно изучить лучше. Врач, придерживающийся принципов доказательной медицины, всегда может обосновать свое назначение, сославшись на исследования, а чаще — руководства и рекомендации международных врачебных сообществ. То есть такой врач ориентируется на нечто проверяемое, а не на традицию или собственную интуицию.

Все наши тексты основаны на научных статьях и книгах (мы даем ссылки). Часто в этих материалах указывается не только дата публикации, но и дата следующего обновления — медицина не стоит на месте. Все эти сайты на английском языке, международном языке медицины.

  1. UpToDate, авторитетная база медицинских знаний для врачей с разделом для пациентов.
  2. MedlinePlus, американский государственный сайт для пациентов.
  3. NHS Choice, сайт британской Национальной службы здравоохранения.

Они хорошо подходят для того, чтобы войти в тему. На самом деле таких сайтов больше, но на остальные ссылается MedlinePlus, который работает в том числе как поисковик по хорошим источникам. Врачи прежде всего пользуются упомянутым UpToDate и Medscape. Обычно всех этих сайтов хватает, особенно если переходить по ссылкам, которые они указывают.

Нет, конечно. Хотя иногда кажется, что там есть и правда все: например, в UpToDate есть, скажем, большие статьи о посмертном заборе спермы и яйцеклеток и о технике снятия кольца с пальца. И тем не менее иногда этих сайтов не хватает. Например, когда нужно разоблачить какой-то миф или разобрать на пальцах простой бытовой вопрос. Тогда у нас есть несколько вариантов.

Pubmed — база, где собраны все медицинские научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах (то есть в тех, в которых качество текста до публикации оценивают независимые эксперты). Могут подойти даже статьи не на английском — главное, чтобы краткое содержание (абстракт) было на английском. Полные тексты статей обычно можно найти на Sci-Hub.

Американские государственные сайты (.gov) обычно публикуют проверенную информацию. На сайте Всемирной организации здравоохранения тоже много ценного, хотя нередко ВОЗ в своих рекомендациях ориентируется на развивающиеся страны с ограниченными ресурсами. От безысходности можно заглянуть на .org и .edu — сайты общественных (в том числе пациентских) организаций и университетов.

Очень сильные медицинские разделы есть у Vox, The Atlantic, FiveThirtyEight и The New York Times. В The Washington Post, The Conversation, NPR, STAT, Mosaic и Scientific American тоже обычно все неплохо. STAT — вообще полностью медицинское СМИ. На этих сайтах можно найти ссылки на исследования, которые почему-то не получилось обнаружить в PubMed, или комментарии хороших врачей и ученых. Личное мнение отдельно взятого человека в рамках доказательной медицины значит очень мало, но когда ответа на вопрос нет нигде, логично прибегать именно к такому источнику, а не нести отсебятину. Да, в этих СМИ эксперты тоже бывают разные, но писать по одному источнику не приходится практически никогда — в подавляющем большинстве случаев находится какое-то второе подтверждение мысли. Кроме того, помогает опыт: если читаешь много медицинских статей в СМИ, то со временем уже отмечаешь — этот специалист люто ненавидит жиры и всегда критикует исследования об их пользе. Этот топит за антиоксиданты, и считает, что они спасут человечество. Такое, конечно, отсеиваешь.

Если ограничений по времени нет, то мы сами обращаемся к российским и/или западным специалистам и задаем им свой дурацкий вопрос. К слову, многие наши тексты вычитывают врачи, которые практикуют в рамках доказательной медицины. Обычно правки не касаются каких-то принципиальных моментов, и это хорошая иллюстрация того, как она работает: два таких доктора не назначат одному пациенту кардинально различающееся лечение, потому что доказательства — одни.

К сожалению, почти нет. И это для нас большая головная боль — особенно, если нужно писать про российские мифы и про российские лекарства. К примеру, если хочешь сказать, что популярный на Западе препарат не работает при хронической боли, но работает при острой, обычно можешь сослаться на какой-то крупный систематический обзор, где вывод ясный и четкий. Если хочешь сказать, что горчичники или безрецептурные иммуностимуляторы не имеют доказанной эффективности, сослаться тебе не на что. В этом случае помогает сайт Medspecial.ru, сайт педиатра Евгения Комаровского (да, там не все идеально, но можно найти точно хорошие тексты). Или статьи, книги и интервью врачей, придерживающихся принципов доказательной медицины — если такие есть.

Это практически невозможно. В медицине редко когда все решается одним исследованием. Например, в UpToDate, в статье о влиянии кофеина на сердечно-сосудистую систему, есть 64 ссылки. Последний раз текст обновлялся 30 июля 2015 года, обзор литературы был в декабре 2016 года. Это значит, что с июля не вышло никаких работ, которые бы что-то принципиально поменяли и из-за которых стоило бы вносить правки в статью. Наш материал, скорее всего, был написан на основе таких текстов, а не отдельных исследований.

Исследования правда бывают очень разными. То, что результаты опубликованы в рецензируемом издании, на самом деле мало что значит. Есть невероятное количество способов манипулировать данными. Ученые могут обмануть. Или добросовестно ошибиться. Или это может быть просто слабое исследование, в котором высока вероятность случайного результата. Нередко рецензенты довольно плохо выполняют свою работу, и в результате в печать попадают откровенно плохие статьи, которые потом приходится даже отзывать. Чтобы самостоятельно оценить качество исследования, вы можете воспользоваться, например, этим сайтом и заодно понять, насколько все непросто.

В медицине все действительно меняется довольно быстро. Но мы стараемся не писать об отдельных исследованиях и не использовать кричащие заголовки. (К слову, есть смешной сайт, где по заголовкам The Daily Mail пытаются понять, что вредно, а что полезно. Получается не всегда.) Те данные, которые мы приводим, основаны на нескольких исследованиях. Если у специалистов есть сомнения или доказательства слабые, мы это указываем.

Если у вас есть диплом врача и белый халат, это не значит, что вы можете давить авторитетом. Если вы хотите, чтобы мы исправили ошибку, сошлитесь на источник. К сожалению, обычно после такой просьбы отправляют читать какой-нибудь советский учебник, ссылаются на российскую статью в сомнительном журнале или на свой опыт (который мы не можем принять за доказательство).

Потому что мы используем научные данные. Если мы будем обращаться к представителям альтернативной медицины, людям с антипрививочными взглядами, магам и колдунам, то будет создаваться ложный баланс — ощущение, будто есть спор между сторонами с равнозначными аргументами. Но это не так: наука есть только на одной стороне. Когда гомеопатия докажет свою эффективность, тогда мы возьмем комментарий у гомеопата.

5. «У вас указаны коммерческие названия препаратов! Вы продались фарме!» (Второй вариант: «Вы указали клинику, в которой работает врач. Он вам заплатил!»)

Иногда мы действительно указываем коммерческие названия препаратов. Это связано с тем, что часто название действующего вещества никто не знает, а наша цель — не запутывать, а вносить ясность. Кто в курсе, что такое изотретиноин? А вот про «Роаккутан» слышали, наверное, все, кто пытался избавиться от прыщей. Что касается клиник, то у нас нет четкой политики в этом смысле, но кажется более правильным указывать названия — чтобы можно было убедиться в существовании врача, на которого мы ссылаемся.

6. «Почему это у вас стоит ссылка на какой-то попсовый сайт, а не на нормальное исследование?»

Потому что иногда для удобства читателя мы ссылаемся на сайты, где проблема описана более понятно. Например, куда больше пользы принесут адаптированные для родителей рекомендации Американской академии педиатрии, чем оригинальный текст, написанный довольно сложным языком. Но действительно, бывают темы, по которым исследований не существует. Тогда мы ссылаемся на мнения проверенных нами врачей, придерживающихся принципов доказательной медицины и указываем, что адекватных исследований по данной теме не существует.

7. «С чего вы это вообще взяли?»

Наш любимый вопрос. Ссылки на источники могут стоять в каждом втором предложении, но кто-то обязательно спросит, с чего мы это взяли. Ответ простой: достаточно пройти по ссылкам, чтобы понять.

8. «В Википедии написано другое»

Не верьте Википедии.